Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD89.70
  • EUR97.10
  • OIL81.97
Поддержите нас English
  • 2318
Мнения

Разбанить «Талибан». В поисках стабильности Россия поддерживает талибов, но рискует стать постоянной мишенью для «Исламского государства»

Менее чем через две недели после нападения «Исламского государства — Хорасан» на «Крокус Сити Холл» Москва снова заговорила о возможном исключении «Талибана», непримиримого врага ИГ, из списка террористических организаций. Снятие этого ярлыка — необходимое условие для официального признания правительства талибов и расширения сотрудничества с ними. В результате собственной многолетней противоречивой политики в Афганистане и прямого столкновения с ИГ в Сирии Россия оказалась в ситуации, когда поддержка «Талибана» воспринимается как единственно возможный путь к достижению стабильности в регионе. Однако и эта ставка может не оправдаться, отмечает профессор истории и политологии в университете Темпл Артемий Калиновский. Если «Талибану» не удастся укрепить свою власть в стране, ИГ двинется на север, в сторону центральноазиатских республик, что серьезно увеличит угрозу безопасности России.

EN

Клубок противоречий

На протяжении 30 с лишним лет политика РФ в отношении Афганистана была крайне противоречивой. Еще до распада СССР российские власти начали переговоры с руководством афганской оппозиции, которая до этого более десяти лет воевала против советских сил и их союзников. Правительство Ельцина считало, что СССР напрасно пролил столько крови и потратил столько средств на поддержку непопулярного социалистического режима. Когда прежний режим пал в апреле 1992 года, Москва продолжила развивать отношения с пришедшими к власти лидерами моджахедов и поддерживала их даже после того, как в 1996-м они были вытеснены в северные провинции Афганистана.

Эти отношения могли стать одной из причин, почему Владимир Путин согласился поддержать в 2001 году вторжение в Афганистан коалиции во главе с США. В конце концов, моджахеды давно зарекомендовали себя как разумные партнеры, которые могли помочь в реализации приоритетной задачи Москвы — поддержания стабильности в бывших советских центральноазиатских республиках. Во время гражданской войны в Таджикистане в 1990-х годах афганский полевой командир Ахмад Шах Масуд — этнический таджик, который возглавлял одну из групп сопротивления, боровшихся с СССР и его афганскими союзниками, — предложил убежище и поддержку Объединенной таджикской оппозиции (ОТО). С другой стороны, Масуд подтолкнул ОТО к заключению сделки с режимом Эмомали Рахмона — в обмен на это Россия пообещала ему оружие для борьбы с «Талибаном». Помочь силам Масуда (сам он был убит 9 сентября 2001 года) и их союзникам взять Кабул было очевидно в интересах России.

Москва продолжала поддерживать борьбу с талибами под эгидой США и после того, как Путин занял враждебную позицию по отношению к Вашингтону. США и их союзники полагались на Пакистан в снабжении своих войск в Кабуле, но с ростом напряженности в отношениях с Исламабадом и опасений по поводу стабильности ситуации там Вашингтон стал искать альтернативный путь. В годы президентства Обамы результатом этих усилий стало создание Северной распределительной сети (СРС) — маршрута транспортировки грузов, предназначенных для контингента США и НАТО в Афганистане, в обход Пакистана. СРС предполагала использование воздушного пространства России, а также российских и центральноазиатских наземных коридоров.

Однако к 2017 году российское руководство изменило свое мнение о целесообразности поддержки США. Москва решила, что сможет ужиться с «Талибаном», и даже была готова помочь ему поскорее вернуться к власти. Причин было несколько. Во-первых, Кремль перестал считать правительство в Кабуле жизнеспособным и пришел к выводу, что талибы если не захватят власть, то как минимум войдут в коалиционное правительство. Во-вторых, еще до победы Дональда Трампа на президентских выборах 2016 года стало ясно, что США собираются уйти из Афганистана. Когда же Трамп начал переговоры в Дохе о выводе американских войск, не осталось никаких сомнений, что талибы займут Кабул. Наконец, усиление «Исламского государства — Хорасан» показало, что оно для Москвы гораздо опаснее «Талибана». И действительно, вмешательство России в гражданскую войну в Сирии было продиктовано не только ее давними связями с Башаром Асадом, но и опасениями, что такая группировка, как ИГ, может подорвать региональную стабильность.

ОТО представляла собой свободную коалицию, которая объединяла Партию исламского возрождения с другими националистическими и светскими группами, выступавшими против постсоветского правительства.

Усиление «Исламского государства — Хорасан» показало, что оно для Москвы гораздо опаснее «Талибана»

Жестокая военная кампания России в Сирии укрепила режим Асада и помогла загнать ИГ в подполье. Однако к тому времени уже успел заявить о себе афганский филиал группировки, который совершал атаки как против западных сил, так и против талибов. У Москвы не было вопроса, кто из них «лучше». «Талибан» никогда не угрожал Центральной Азии, не говоря уже о самой России. Амбиции талибов ограничивались Афганистаном в его современных границах, а также пуштунскими районами Пакистана. К тому же они не вербовали сторонников за пределами Афганистана.

ИГ же, напротив, рекрутировало людей по всему миру и было нацелено на осуществление террористических атак далеко за пределами своего основного региона базирования. Больше всего Москву, как и другие страны региона, беспокоило большое количество выходцев из Центральной Азии, завербованных ИГ для участия в боевых действиях в Сирии.

Еще в 2010-х годах спецслужбы опасались, что эти люди могут вернуться из Сирии для совершения терактов в Центральной Азии или в России. Хотя ИГ-Х никогда не демонстрировал столь взрывного роста, как «материнская» группировка, за считанные месяцы захватившая огромные территории в двух разных государствах, риски были достаточно высоки. Москва, несомненно, рассчитывала, что «Талибан» будет сдерживать «Исламское государство» и любую другую группировку с транснациональными амбициями.

ОТО представляла собой свободную коалицию, которая объединяла Партию исламского возрождения с другими националистическими и светскими группами, выступавшими против постсоветского правительства.

Когда в августе 2021 года Кабул был захвачен талибами, российские официальные лица откровенно злорадствовали и представляли хаотическое падение города как свидетельство провала западной политики. Воздержавшись от признания правительства талибов законным, российские власти тем не менее публично встречались с лидерами движения, а в 2022 году Москва согласилась по сниженным ценам поставлять талибам топливо, газ и пшеницу. Она также пообещала расширить взаимодействие, если талибы выполнят ряд важных условий, включая создание правительства, представляющего различные этнические группы в стране. В то же время Россия оставила движение в списке террористических организаций — даже несмотря на то, что большинство других стран региона, включая Казахстан, исключили «Талибан» из собственных черных списков, предположительно, чтобы сохранить дополнительные рычаги влияния на него.

ОТО представляла собой свободную коалицию, которая объединяла Партию исламского возрождения с другими националистическими и светскими группами, выступавшими против постсоветского правительства.

Когда в августе 2021 года Кабул был захвачен талибами, российские официальные лица откровенно злорадствовали

После теракта в «Крокус Сити Холле» Кремль, очевидно, решил, что взаимодействие с «Талибаном» поможет стабилизировать ситуацию в регионе. Наличие у группировки ярлыка запрещенной в РФ террористической организации не останавливало Москву и раньше, но исключение из этого списка значительно упростило бы более тесное сотрудничество, особенно в вопросах безопасности. Российская сторона могла бы расширить обмен разведданными, обучение кадров и даже поставки оборудования в рамках программы по борьбе с терроризмом — не только оружия, но и передовых технологий распознавания лиц и других.

Тем не менее теракт в «Крокусе» ярко продемонстрировал недальновидность политики России в отношении Афганистана. Вероятно, впервые с 1989 года российские граждане стали жертвами политики, проводимой их властями в этой стране. Кремль отчаянно пытается связать это нападение с Украиной или с ее «западными спонсорами». Мотивация ИГ-Х при этом достаточно ясна: поддержав режим Асада, Москва помогла дать отпор группировке в Сирии, а поддержав «Талибан», — помогла сдержать «Исламское государство» в Афганистане. По злой иронии судьбы именно в «Крокус Сити Холле» в феврале 2019 года прошло праздничное мероприятие, посвященное 30-летию вывода советских войск из Афганистана. Выступая с торжественной речью, бывший начальник Генштаба ВС СССР генерал Михаил Моисеев отметил, что действия советской армии в той войне «обеспечили безопасность России».

ОТО представляла собой свободную коалицию, которая объединяла Партию исламского возрождения с другими националистическими и светскими группами, выступавшими против постсоветского правительства.

Именно в «Крокусе» в 2019-м прошло мероприятие, посвященное 30-летию вывода советских войск из Афганистана

Бессилие Таджикистана

Теракт 22 марта, судя по всему, совершили граждане Таджикистана, завербованные «Исламским государством». Жестокость, с которой российские силовики производили их задержание и допрос, а также настойчивая попытка найти «украинский след» означают, что мы, вероятно, никогда не узнаем, как эти люди были завербованы, с кем они работали и что на самом деле побудило их в этом участвовать (вряд ли вознаграждение в 500 тысяч рублей, о котором говорил один из арестованных). Тем не менее и сам теракт, и особенно реакция России на него свидетельствует о серьезных противоречиях в российской политике на этом направлении.

Россия позиционирует себя как гарант региональной стабильности в Центральной Азии, но требует за это определенную цену. С начала полномасштабной войны в Украине Кремль оказывает давление на эти страны, чтобы добиться от них помощи в обходе западных санкций. Несмотря на то, что большинство региональных лидеров (как и общественность) критически относятся к вторжению, осознавая последствия, которые оно может иметь для их собственных стран, они стараются одновременно не злить Москву и сохранять хорошие отношения с западными державами. С одной стороны, они продолжают торговать с Россией и служить посредниками в поставках запрещенной электроники, а с другой — предпринимают такие шаги, как запрет российской платежной системы «Мир» (как это недавно сделал Кыргызстан).

ОТО представляла собой свободную коалицию, которая объединяла Партию исламского возрождения с другими националистическими и светскими группами, выступавшими против постсоветского правительства.

С начала войны в Украине Кремль давит на страны Центральной Азии, чтобы добиться от них помощи в обходе западных санкций

Это дает повод многим российским комментаторам и чиновникам упрекать страны Центральной Азии в том, что они недостаточно пророссийски настроены, заявлять об их намерении продавать Украине оружие и даже отрицать их государственность (как когда-то это сделал сам Владимир Путин в отношении Казахстана).

Выходцы из Центральной Азии, живущие и работающие в России, сталкиваются с бытовым национализмом и давлением со стороны представителей власти.

ОТО представляла собой свободную коалицию, которая объединяла Партию исламского возрождения с другими националистическими и светскими группами, выступавшими против постсоветского правительства.

Таджикистан — бедная густонаселенная страна, чьи граждане ездят в Россию на заработки и, отправляя заработанное домой, поддерживают внутреннюю экономику. При этом зависимость России от трудовых мигрантов — особенно сейчас, в условиях мобилизации российских граждан — так же велика, как зависимость Таджикистана от этих денежных переводов. Несмотря на это силовики массово арестовывают и депортируют людей. Низовой расизм подпитывается риторикой и действиями властей.

ОТО представляла собой свободную коалицию, которая объединяла Партию исламского возрождения с другими националистическими и светскими группами, выступавшими против постсоветского правительства.

Зависимость России от трудовых мигрантов так же велика, как зависимость Таджикистана от денежных переводов из России

Поведение Москвы оказывает дополнительное давление на руководство центральноазиатских стран, и особенно на Душанбе. Власти Таджикистана в целом хранят молчание после теракта и в ответ на меры, принятые после этого в России, включая высылку граждан Таджикистана и внесение новых законопроектов, усложняющих въезд иностранцев в страну. Судя по всему, они сотрудничают с российским следствием, проводя собственные рейды в Душанбе и близлежащем городе Вахдат.

Режим Рахмона выглядит бессильным: он оказался не в состоянии ни обеспечить справедливое судебное разбирательство для своих граждан в России, ни вообще принять сколько-нибудь значимые ответные меры. Лишь 12 апреля министр иностранных дел Сироджиддин Мухриддин высказался против применения пыток к подозреваемым и «непродуманной информационной кампании» против таджиков в России.

Учитывая, что вся военная мощь России направлена на Украину, любая серьезная нестабильность на другом участке границы может отвлечь ее внимание и ресурсы, направляемые на линию фронта. Сотрудничество с «Талибаном» кажется Кремлю единственным путем к сохранению стабильности в Афганистане и предотвращению распространения конфликта на север, и после теракта в «Крокус Сити Холле» такая концепция выглядит еще более логичной и оправданной. Но что если власть талибов в стране окажется так же слаба, как власть предыдущих режимов? Что если «Талибан» не сможет искоренить террористические группировки, и они начнут совершать атаки в соседних государствах, желая доказать свою жизнеспособность, как это сделал ИГ-Х в Подмосковье? Кремль снова рискует увязнуть в проблемах Афганистана — и оказаться злейшим врагом самому себе.

ОТО представляла собой свободную коалицию, которая объединяла Партию исламского возрождения с другими националистическими и светскими группами, выступавшими против постсоветского правительства.

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari