Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD87.04
  • EUR93.30
  • OIL85.23
Поддержите нас English
  • 1955
Общество

Факультет несвободных искусств: как разогнанные в России образовательные программы возрождаются в изгнании

Россия разрывает последние связи с европейским образованием: в этом году из-за отказа от Болонской системы исчезнут понятия «бакалавриат» и «магистратура», а наиболее прогрессивные российские вузы столкнулись с мощным государственным давлением: разгромлены остатки независимости ВШЭ, закрыты факультеты свободных искусств в РАНХиГС и СПбГУ за несоответствие «традиционным ценностям» (словосочетание Liberal Arts, очевидно, вызывает у власти особые подозрения). В результате преподаватели университетов уезжают из России и открывают независимые проекты за рубежом. К примеру, весной в Черногории получил аккредитацию Факультет свободных искусств и наук (FLAS), созданный преподавателями, которые покинули Россию по политическим мотивам. The Insider поговорил с сотрудниками факультета и другими представителями академического сообщества в эмиграции о том, как и для кого строится российское образование в изгнании. 

Содержание
  • Нежелательное образование: как либеральные факультеты изгоняли из страны

  • Черногория: безвиз, лояльное коммьюнити и готовность менять законодательство ради профессоров

  • Чехия: Центр Бориса Немцова выпускает магистров

  • Окно Zoom в Европу

  • «Я не очень верю, что мы вернемся»

Социолог Александр Зарицкий учился на программе Liberal Arts в Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС) в первом потоке после ее открытия в 2012 году. После школы он, как и многие сверстники, шел за классическим высшим образованием, но оказался в совсем другой, куда более свободной среде.

«Это был совершенно не тот стандартный университет, про который мне рассказывали родители и старшие друзья. Это было гораздо более свободное пространство, где было гораздо меньше бюрократического идиотизма, который присущ многим университетам на постсоветском пространстве. В России ты идешь на потоковую лекцию к скучному преподу в пыльном пиджаке, который родился еще до революции. Потом ты зубришь какие-то шпоры за день до экзамена — и это студенческая жизнь. У меня был совершенно другой опыт», — вспоминает Зарицкий.

Программа Liberal Arts в РАНХиГС действовала по традиционному для западных университетов образу, когда вместо заданного для всего курса набора предметов студент сам выбирает себе несколько ключевых и несколько второстепенных предметов по своему усмотрению. Спустя несколько лет Зарицкий стал преподавать по системе сам. Его, несмотря на отсутствие профессорского опыта, позвали работать в Московскую высшую школу социальных и экономических наук, известную как Шанинка. «Эта открытость — когда тебе доверяют что-то делать — всегда была и в РАНХиГС, и в Шанинке. За всё время, что я преподавал, ни разу не читал курс, который писал бы не сам, что в российской системе образования не норма», — говорит он.

Спустя 12 лет с начала учебы на Liberal Arts, в марте 2024 года, Александр Зарицкий, будучи уже экс-преподавателем Шанинки, вместе с другими профессорами праздновал успех их нового предприятия: в Черногории в ближайшем учебном году официально откроется Факультет свободных искусств и наук (FLAS). Уехать из России Зарицкому и другим деятелям образования пришлось из-за начала полномасштабной войны и усилившегося давления со стороны властей. По некоторым подсчетам, после февраля 2022 года страну покинули не менее 2,5 тысячи ученых, среди которых немало преподавателей ведущих вузов.

Нежелательное образование: как либеральные факультеты изгоняли из страны

2 июля 2021 года Владимир Путин подписал указ о «Стратегии национальной безопасности РФ». В документе говорится, что для «сбережения народа России» обучение детей и молодежи должно проходить «на основе традиционных духовно-нравственных и культурно-исторических ценностей». Также «Стратегия» заявляет, что «насаждение чуждых идеалов и ценностей» в области образования «разрушает фундамент культурного суверенитета». Вскоре после принятия документа на «свободные искусства и науки» началось беспрецедентное давление, которое в итоге привело к разрушению этой системы в России. Факультеты Liberal Arts в РАНХиГС, Шанинке и Санкт-Петербургском госуниверситете (СПбГУ) подверглись цензуре и были переведены на другую модель обучения. Других мест, где обучают по такой программе, в стране не осталось.

Атака на «свободные» факультеты началась в октябре того же 2021 года с ареста ректора Шанинки Сергея Зуева по обвинению в мошенничестве из-за якобы некачественного социологического исследования. Следом, в ноябре, прошла серия обысков в самом вузе, а также в РАНХиГС.

В марте 2022-го в программе Liberal Arts РАНХиГС нашли «разрушение традиционных ценностей» и нарушения российской Конституции. Оказалось, что программа «не создает условий для самоопределения и социализации обучающихся на основе социокультурных, духовно-нравственных ценностей». Российская прокуратура посчитала, что программа нарушает ту самую «Стратегию национальной безопасности».

В марте 2022-го в программе Liberal Arts РАНХиГС нашли «разрушение традиционных ценностей»

Аналогичные претензии от прокуратуры в апреле 2022 года получила и Шанинка. Кроме того, МВД запросило у вуза документы о сотрудничестве с рядом преподавателей, включая Илью Будрайтскиса, Константина Гаазе и признанных «иноагентами» Григория Юдина и Екатерину Шульман.

Факультет свободных искусств и наук (до 2011 года — Смольный колледж) в СПбГУ, который существовал еще с 1999 года, закрыли в октябре 2022-го. Ученый совет СПбГУ признал некоторые курсы колледжа «идеологизированными, причем в соответствии с худшими западными стереотипами». На факультете к тому моменту учились 700 студентов, которым пришлось зачисляться на новую программу — бакалаврский курс «Искусства и гуманитарные науки». А уехавшие после начала войны профессора факультета открыли онлайн-проект «Смольный без границ».

Ранее претензии российских властей к факультетам Liberal Arts возникали из-за их связей с западным миром: Шанинка давала сдвоенные дипломы с Манчестерским университетом, а в Смольном напрямую сотрудничали с нью-йоркским Бард-колледжем.

В марте 2021 года прокуратура начала проверку связи Смольного с иностранными организациями, а точнее — с фондом Сороса. Последний еще в 2015 году внесли в «патриотический стоп-лист», разработанный Советом Федерации, а позже признали «нежелательной организацией». Фонд с 1997 года поддерживал образовательные и гуманитарные проекты в России, а также такие правозащитные организации, как «Мемориал», «Агора» и «Комитет против пыток». Незадолго до начала проверок обсуждалось создание отдельного университета свободных искусств и наук на базе Смольного. Идею предложил декан факультета и на тот момент глава Счетной палаты РФ Алексей Кудрин.

Летом 2021 года Бард-колледж также признали «нежелательной организацией», что поставило под угрозу и существование Смольного. Инициатива шла от ректора СПбГУ Николая Кропачева, рассказывает The Insider экс-преподаватель Смольного института СПбГУ, а ныне менеджер проекта «Смольный без границ» Филипп Федчин: «Он в принципе выстраивал централизацию в университете, и Смольный был у него бельмом на глазу. Он делал всё, чтобы эту независимость уничтожить». По его словам, финансирование от фонда Сороса никогда не скрывали, так что давление имело исключительно политический характер. Окончательным ударом по связи института с Бард-колледжем стало увольнение и последующая депортация американского куратора программы Майкла Фриса в ноябре 2021 года.

Черногория: безвиз, лояльное коммьюнити и готовность менять законодательство ради профессоров

Идея открытия зарубежного факультета у сооснователей черногорского FLAS возникла еще после задержания Сергея Зуева осенью 2021-го. Окончательное же решение об отъезде они приняли в марте 2022 года. Прокуратура продолжала проверять учебные планы, что «сильно напрягало», рассказывает The Insider экс-директор Школы медиакоммуникаций Института общественных наук РАНХиГС и соучредитель FLAS Андрей Фетисов. Некоторых его коллег начали объявлять «иноагентами» — «понятно, что нельзя было так работать».

Черногорию для проекта выбрали из-за близости к Евросоюзу, приверженности европейским ценностям и безвизового режима для россиян.

«Это концептуальный вопрос, мы ведь делаем европейское образование, ядро нашей команды — это выходцы из Шанинки. Теодор Шанин когда-то приехал в Москву с идеей сделать нормальное современное образование по британской модели, и нам хотелось ближе быть к европейским и британским коллегам, но в Португалию, Британию или Германию выехать в марте-мае 2022 года было нереально», — объясняет Фетисов.

В работу над FLAS включились бывший декан факультета свободных искусств и наук Шанинки Мария Калашникова, основатель образовательной компании Edumonte Владимир Шмелев и другие бывшие преподаватели и сотрудники факультетов Liberal Arts в России.

«Никаких гарантий того, что это получится, у нас не было. И никаких обещаний в духе “приезжай, у тебя будет столько-то часов, и такая-то зарплата” на этапе 2022 года не было. Было желание просто что-то делать. Команда факультета — это люди, которые не первый год работают в образовании и имеют опыт запуска образовательных программ», — вспоминает Александр Зарицкий.

«Мы всё это делали в России два или три раза. Нам наши русские коллеги на Западе говорили, что нельзя открыть высшее учебное заведение за рубежом, потому что такого не бывает, но мы набрались наглости и решили это сделать», — добавляет Фетисов.

«Нам говорили, что нельзя открыть высшее учебное заведение за рубежом, потому что такого не бывает, но мы набрались наглости и решились»

В марте 2024 года, после почти полутора лет подготовки, FLAS получил аккредитацию в Черногории. Теперь диплом факультета будет официально признаваться в странах Болонской системы. Это же может позволить организаторам включить свою программу в систему обмена с европейскими университетами. Большую роль сыграла помощь местных. Cоучредителем Факультета стал черногорский политолог Любомир Филипович, который знает русский язык и тесно связан с местным русскоязычным сообществом.

Коллектив FLAS отмечет получение аккредитации
Коллектив FLAS отмечет получение аккредитации

Отдельным испытанием для проекта стало само сохранение концепта Liberal Arts, делится Андрей Фетисов. В Черногории просто не существовало такой модели образования, так что ради российских профессоров власти страны добавили в местное законодательство поправку о введении бакалавриата Liberal Arts & Sciences в список квалификаций. Как говорит Фетисов, в коллективе ее в шутку называют «поправкой Филиповича», так как политолог совместно с черногорскими юристами помог пролоббировать нововведение.

Ради российских профессоров власти Черногории дополнили местное законодательство

Местная русскоязычная диаспора и должна стать опорой проекта, говорит Фетисов. Число зарегистрированных в Черногории россиян в 2023 году достигло 10% от населения страны. При этом он не хочет загонять факультет в рамки русскоязычного комьюнити. По его словам, они открыты для всех. FLAS хочет привлечь и местных студентов. Для этого планируется проводить обучение не только на русском, но и на английском, подобно многим другим европейским вузам. По словам Фетисова, сотрудники FLAS несут «некоторое уникальное знание о том, как работать с Россией и в России», которое может быть интересно русистам и тем, кто изучает Восточную Европу.

Чехия: Центр Бориса Немцова выпускает магистров

Пока FLAS только готовится к запуску в Черногории, в Чехии уже год работает магистерская программа, также созданная россиянами. Первый набор на «Российские исследования» Академического центра Бориса Немцова в Карловом университете Праги прошел осенью 2023 года. Директор центра Жанна Немцова вспоминает, что идея запустить программу возникла еще в 2020 году в разговорах с профессором философского факультета Карлова университета Мареком Приходой:

«Мареку хотелось, чтобы на философском факультете была программа, которая бы фокусировалась на современности, на России и постсоветском пространстве. Я его поддерживала, потому что уже тогда видела, что происходит давление на профессоров, которые высказываются критически о Путине. Уже тогда были увольнения из Высшей школы экономики, и мне казалось, что эта тенденция сохранится. Поэтому я подумала, что такая программа может быть актуальна».
Жанна Немцова с одним из основателей программы — Мареком Приходой
Жанна Немцова с одним из основателей программы — Мареком Приходой

Обучение в рамках программы ведется на русском и английском языках, упор делается на изучение современной истории России. Среди предметов — «Эволюция российской политической системы после 1991 года» и «Роль медиа в постсоветской России». Полномасштабное российское вторжение в Украину, по словам Немцовой, не повлияло на отношение к программе со стороны университета. Однако после начала войны «Российские исследования» стараются адаптировать к изменившейся ситуации: например, вводят новые курсы о национальных меньшинствах в РФ и «глобальном Юге».

Обучение по магистерской программе стоит 140 тысяч крон (около 5,6 тысяч евро, или 560 тысяч рублей) в год. Для тех, кто не может позволить себе отдать такие суммы, предусмотрены стипендии в размере до 1 тысячи евро в месяц — длительностью до года. Сумма стипендии и длительность ее выплаты рассматривается отдельно для каждого студента.

На первый поток «Российских исследований» поступили восемь студентов при 20 доступных местах. В 2024 году заявки на обучение подали уже более 30 человек, а до конца их приема остается еще несколько месяцев. По словам Немцовой, русскоязычная магистерская программа при престижном Карловом университете (он занимает 248 место из 6383 в рейтинге аналитического агентства ​​Quacquarelli Symonds) не только дает российским студентам возможность переехать в Чехию, но и помогает устроиться «антивоенным» преподавателям.

Окно Zoom в Европу

О том же говорит менеджер другого эмигрантского образовательного проекта, «Смольный без границ», Филипп Федчин: «Мы пытаемся помочь преподавателям продолжать преподавать, а студентам — учиться и, по возможности, продолжить получать образование в достойных местах». Проект по-прежнему связан с американским Бард-колледжем, благодаря поддержке которого онлайн-обучение в новом «Смольном» бесплатное.

Онлайн-образование для россиян продвигал и Свободный университет. Образованный в 2020 году из бывших преподавателей Высшей школы экономики его коллектив ориентировался на российскую молодежь, которой интересно получать бесплатное и неподцензурное образование. После начала полномасштабного вторжения в Украину многие из профессоров и студентов Свободного также уехали из страны.

«Часть людей не хотела оставаться в условиях, когда затыкают рот. Когда начали на нас писать доносы, многие уехали сами, но некоторые, наиболее активные, оказались под ударом. Например, профессора физики Татьяну Батурину, которая была лидером наблюдателей <на выборах — The Insider> в Сочи, нам пришлось вывозить фактически горными тропами. Сейчас она в Германии. Но приключения были адские», — рассказывает одна из основательниц Свободного университета Елена Лукьянова.

Она отмечает, что война сильно изменила мотивационные письма студентов. Если раньше в них писали про недостающие навыки, то сейчас сообщения стали более эмоциональными, студенты гораздо сильнее хотят заниматься своим образованием в новых репрессивных условиях: «Они идут не за бумажкой, они идут к нам за лучшими, более глубокими знаниями».

Мотивационные письма студентов из-за репрессий стали более эмоциональными

В марте 2023 года прокуратура признала Свободный «нежелательной организацией». Университет заявил о приостановке деятельности в России, отметив, что даже посещение студентами независимых семинаров могут расценить как «участие в деятельности “нежелательной организации“». Сейчас, по словам Лукьяновой, университет не может в открытую призывать россиян на свои курсы и создал протоколы безопасности для абитуриентов и учащихся. Главной потерей стали преподаватели, около десяти человек, с которыми пришлось расстаться из-за того, что они остались в России. В нынешних условиях задача Свободного университета состоит в «восполнении пробелов, которые появились за два года войны и цензуры», говорит Лукьянова.

По словам опрошенных The Insider преподавателей, на созданных опальными коллективами образовательных онлайн-курсах, несмотря на угрозу преследования, продолжает учиться достаточно много россиян. Однако главной их аудиторией становятся те, кто уехал из страны и хочет продолжить учебу на русском.

Благодаря связям с Бард-колледжем курс, пройденный в рамках проекта «Смольный без границ», засчитывается и в американском вузе. Некоторые студенты, отучившиеся в Смольном до его фактического уничтожения, перевелись в Бард-колледж. «Мы планируем ввести полноценную программу, после которой студенты смогут получать диплом. Эта программа может быть способом перевода студентов. Чтобы люди, которые прервали образование, по политическим мотивам или из-за мобилизации, уехав из России, могли продолжить обучение», — поясняет Федчин.

«Я не очень верю, что мы вернемся»

Руководитель мейджора по медиа FLAS Ксения Лученко сомневается в возможности онлайн-обучения заменить традиционное образование:

«У нас нет планов по созданию образовательных программ, которые мы бы каким-то окольным методом доставляли бы в Россию. Это мое мнение, но я не верю в то, что полноценное образование можно получить целиком онлайн. Это хорошо идет как дополнение к базе, когда человек добирает то, чего ему не хватало, и это очень важно, особенно если это делать сознательно».

По словам Лученко, FLAS призван дать возможность полного оффлайн-обучения, в том числе и тем, кто хочет переехать из России. Черногория входит в Болонский процесс, из которого Россия вышла в начале войны. Поэтому Лученко называет свою задачу «миссией эвакуации»: дипломы, выданные в аккредитованных вузах, признаются во всех странах-участницах процесса. Для того чтобы привозить молодежь из России во FLAS, уже подготовили тьюторскую программу, которая будет помогать адаптироваться приезжим студентам. Пока год обучения на черногорском факультете будет стоить 5 тысяч евро.

По словам директора FLAS Андрея Фетисова, конечная цель проекта — в течение пяти-шести лет стать полноценным университетом. «Я не очень верю, что мы вернемся. Образование — это очень длинная история. Нельзя приехать, отучить три года и потом опять куда-то уехать. Нам придется строить кампус, разворачивать наши программы, и что бы с Россией ни происходило, я думаю, что будет такая точка на карте в виде университета с выходцами из России, который должен долго работать», — рассуждает он.

Точку притяжения для россиян пытаются создать и на «Российских исследованиях» в Карловом университете. По словам Жанны Немцовой, дать возможность получить качественное оффлайн-образование для россиян — одна из ключевых задач программы: «Мы бы хотели видеть среди выпускников программы лидеров нашей страны. Это, конечно, немного фантазия сейчас, но нам бы очень хотелось к этому стремиться».

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari